Юлия Биденко: Хотелось бы рассеять мифы о вводе войск НАТО

03 июля 2014 : 17:17
Просмотров: 13086
Юлия Биденко: Хотелось бы рассеять мифы о вводе войск НАТО

Взрывы и стрельба на Донбассе не утихают, несмотря на все усилия - не помогают ни переговоры, ни объявленное Петром Порошенко перемирие. Своим мнением о том, как разрешить военный конфликт на Востоке Украины, поделилась кандидат политических наук Юлия Биденко.

Ситуацию в Донецкой и Луганской областях нередко сравнивают с сепаратистскими движениями в других странах, вспоминая, к примеру, Ирландию или Испанию. Есть ли основания для таких параллелей?

Такое сравнение является абсолютно неправомерным. Как правило, многие из движений за независимость, автономизацию или сецессию – например, каталонское в Испании, шотландское в Великобритании – сопровождаются длительными референдумными, законодательными процедурами. Это очень долгий путь. Достойным примером тому является федерализация Бельгии, которая проводилась 23 года.

В принципе, можно сравнивать процессы, которые у нас происходят, с действиями Ирландской освободительной армии или с баскским сопротивлением «ЭТА». Но надо понимать: во всем Европейском сообществе существует общее мнение относительно того, что эти движения незаконны, что они используют насилие как средство достижения своих целей. А ведь это главный маркер для европейской политики - какими средствами пользуются желающие большей автономии. Если они ищут легальный способ решения данных вопросов, готовы сотрудничать с правительством или уже ЕС в целом о поводу финансовой самостоятельности региона, правовых, религиозных, языковых вопросов, вопросов национальной памяти - то, как правило, такие процессы хоть и затягиваются, но приводят к оптимальным результатам – примером тому могут быть Еврорегионы, культурная политика «старой Европы» в целом. Там же, где люди становятся с оружием в руках на защиту каких-то невнятных требований, ситуация в корне отличается - сейчас мы видим это по Луганской и Донецкой областям.

Кроме того, нужно учитывать фактор внешнего влияния – то, что нехарактерно для современных европейских государств. Это, скорее, какие-то геополитические игры в духе Советского Союза, который мог поддерживать сепаратистские движения в странах третьего мира или влиять на их внешнюю политику. Но для Европы такие практики неприемлемы. Очень сложно представить, чтобы, скажем, шотландцы проводили референдум, находясь под защитой немецких военных или поддерживаемые вооружением Испании.

Звучит много нареканий на реакцию Европейского Союза, США, международных организаций – мол, «неконкретно», «неуверенно», «ничего не дает»… Особенно достается Евросоюзу. В чем причина такой «неконкретности»?

Дело в том, что европейская бюрократия – очень сложный, долгий процесс. Если обратить внимание, в частности, на процедуры введения санкций со стороны Европы и Соединенных Штатов, то мы увидим, что Европа сильно отстает от США. В Штатах существует более-менее централизованная, быстрая система принятия внешнеполитических решений, а политическая архитектура ЕС предусматривает очень длительный процесс соглашательства. Еще надо понимать, что Европейский Союз не имеет своих вооруженных сил и формирований, и речь не идет о военной поддержке или возможной интервенции.

Как насчет «страшилок» о вводе вооруженных сил НАТО, миротворцев ООН?

Так как Организация Объединенных Наций пока не признает состояние гражданской войны в Украине, и Украина сама не обращается к мировому сообществу с криками о гуманитарной катастрофе на собственной территории, я не прогнозирую ввода в нашу страну миротворческого контингента ООН. Хотя если ситуация будет усугубляться, а действующая власть не сумеет сдерживать очаг конфликта в границах двух областей, то возможно вмешательство иностранных институций. Но, опять же, мы должны говорить о таких организациях, как ООН, где Украина является одним из членов-учредителей, хотя и не входит в Совет Безопасности.

Вообще, хотелось бы рассеять мифы о войсках НАТО и тому подобных вещах. НАТО не может вводить свои войска, согласно внутренним правилам и схеме принятия решений абсолютного консенсуса. Так же, как и Европейский Союз, который, повторюсь, вообще не имеет подобных формирований.

На ваш взгляд, что следует делать на уровне украинской власти, чтобы разрешить конфликт?

Ситуация очень непростая, поскольку есть серьезные проблемы экономического и военного характера. Не будучи специалистом по военным операциям, я понимаю, что основная сложность – это вовлеченность мирного населения в конфликт. В том числе и заложников, и тех, кто добровольно или принудительно предоставляет боевикам свое жилье, откуда потом они ведут обстрел, и вынужденных переселенцев… Я уверена, что первые шаги должны заключаться в создании «зеленого коридора» для мирного населения и возможности пребывания в соседних областях – Харьковской и Днепропетровской, что, в общем-то, и делается. Плюс к этому, нужно в ультимативной форме предоставить «коридор» в сторону России боевикам, прибывшим оттуда или тесно аффилированых с этой страной. Оставшихся можно будет каким-то образом обезвреживать, согласно украинскому законодательству, заводить уголовные дела по поводу их действий.

На чем стоит делать акцент на уровне областей?

У нас в Украине между областями в принципе нет границ – это кроме того, что нет их и с соседним государством, с Россией. Речь о границах в старом европейском или даже советском понимании - укрепленных, контролируемых. Кстати, ЕС десятилетиями предоставлял на решение этой проблемы Украины материальную и техническую помощь. Но только прошлая власть использовала ее не по назначению. Был отдельный проект демаркации границ, который спонсировался Евросоюзом – вероятно, там аналитики и чиновники лучше понимали важность этого вопроса.

Поскольку нет демаркации границы между областями, эффективные меры фактически принять нельзя – вооруженные формирования передвигаются между областями достаточно свободно: если не по асфальтированному шоссе, то просто через поле. Поэтому здесь очень важно, чтобы антитеррористическая операция была проведена как можно скорее – и сжималась вглубь Луганской и Донецкой областей, а не расширялась в сторону Харьковской и Днепропетровской.

Не так давно омбудсмены Украины и России договорились о совместной помощи беженцам из зоны боевых действий. Насколько реальные шаги могут предпринять правозащитники?

Проблема в том, что «беженцев» из Луганской и Донецкой областей сложно так называть… По международному статусу, по Женевской конвенции – Конвенции о статусе беженцев они не могут полностью считаться таковыми. Во-первых, потому что они, покинув свои дома, находятся на территории того же государства, и во-вторых – потому что нет объявленной войны. Здесь важно, чтобы правительство временно урегулировало их статус – даже на уровне постановления Кабинета министров, не обязательно парламентских законов.

Но тут есть еще одна большая проблема: принимая вынужденных переселенцев из других областей, местные власти и громада до конца не знают, кто к ним переселяется. Здесь, конечно, харьковчане и жители области проявляют большой гуманизм. В моральном смысле очень сложно разрешить эту дилемму… Харьковщина и Днепропетровщина, которые отстаивали свое нахождение в составе единой Украины, которые четко озвучивали свою позицию, где этому очень активно содействовало гражданское общество, - сейчас эти области берут на себя самую большую нагрузку. Думаю, Харьков и Днепропетровск - города, очень важные для Украины, даже знаковые (иногда в большей степени, чем Киев) - выполнят свою историческую миссию по возвращению таких переселенцев к украинской гражданственности.

Ваш прогноз – как могут развиваться события на Донбассе?

Есть два сценария: оптимистический и пессимистический. Оптимистический предполагает, что АТО реально завершить в течение месяца. По многим сообщениям видно, что силы террористов на исходе, и былой поддержки местного населения они уже не встречают. Пессимистический сценарий связан с «высокими» политическими играми. Есть печальная вероятность, что ситуация будет поддерживаться нестабильной вплоть до парламентских выборов или будет ориентирована на их срыв.

Беседовала с Юлией Биденко корреспондент NovostiUA.net Лариса Нарыжная
Обсудить новость
Нашли ошибку? Сообщите нам! Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Публикации:
  • Статьи
  • Аналитика
  • Эксперт
  • Пресс-релизы
Ассоциация рыболовов: Азовское море теряет рыбу Ассоциация рыболовов: Азовское море теряет рыбу
10 января 2017 | 12:37
Для восстановления экосистемы Азовского моря необходимо минимум на 5 лет запретить промысел в его водах - экологи.
Самые громкие политические прогнозы уходящего года Самые громкие политические прогнозы уходящего года
28 декабря 2016 | 09:03
Несмотря на то, что события в социальной, экономической и политической жизни мирового сообщества не привязаны к
Регистрация
Комментарии - 1
Шахтёр — 3 сентября 2014 03:17
Девушка, которая всего навсего лишь кандидат, т.е. претендент на звание, которое не обязательно и получит, рассуждает совсем не о том. Сепаратистские лозунги - это прикрытие, можно сказать, побочное явление борьбы нескольких олигархов за бизнес и ресурсы восточного региона страны. Вот от чего нужно отталкиваться обсуждая ситуацию, в которой обе противоборствующие стороны участвуют фактически не подозревая, чьи на самом деле интересы они отстаивают и что им в этой борьбе отведена роль "пушечного мяса" - так называемый, расходный материал. Плюс к этому стимулом к борьбе за независимость служит несогласие части населения Донбасса с политикой на евроинтеграцию и разрыв деловых связей с давним партнёром Россией. Куда ведёт курс правительства молящегося на Запад многие себе представили лишь узнав о требованиях МВФ и этой кабалы не желают. Это тоже нужно учесть Киеву в его попытке силой заставить этих людей покориться столь незавидной участи.

Актуальная тема

Бессмысленное и беспощадное "покращення по-украински"

«Жить стало лучше, жить стало веселей»...