Активисты Автомайдана: На мирной земле у беженцев из зоны АТО «переворачивается сознание»

20 июня 2014 : 08:58
Просмотров: 17602
Активисты Автомайдана: На мирной земле у беженцев из зоны АТО «переворачивается сознание»

Из Донецкой и Луганской областей, спасаясь от пуль и снарядов, ежедневно бегут сотни людей. Кто-то выбирается самостоятельно, другим же не обойтись без помощи волонтеров. О том, как беженцев вывозят из зоны АТО, рассказали активистки харьковского Автомайдана Екатерина и Юлия.

(Из соображений безопасности фамилии активисток не указываются, фото не публикуются)

Расскажите, как сейчас беженцы выезжают из зоны АТО?

Екатерина: - Опасную территорию покидают разными способами. Кто-то на своих машинах, кому-то помогаем мы. Из Краматорска до сих пор ходит рейсовый автобус, некоторые едут на нем. Люди с вещами, маленькими детьми, стариками, сломанными ногами – разное бывает… А наши активисты уже встречают их и отвозят по нужному адресу.

В субботу была такая история – звонит мужчина: «Я папа, у меня сын в пригороде Луганска. Безопасный «коридор» будет открыт всего несколько часов, как уехать?» Сыну меньше 25 лет, жена на 8-м месяце беременности и старенькая «Волга», которую нужно заправить. Денег – ноль. Спрашиваю, чем могу помочь – попросил перечислить сыну денег на карточку. У самого не было - тоже беженец. Нашли нужную сумму, связались с фондом, который нам помогает, а наши «автомайдановцы» даже помогли рассчитать маршрут. Потом позвонила еще одна волонтерская группа и попросила, чтобы парень по дороге забрал еще одну женщину – она пешком выбиралась с двумя детьми. Доехали они в Харьков уже вместе.

Такие звонки основаны, получается, только на доверии. Мошенники этим еще не пользуются?

Екатерина: - Есть рассказы о таких случаях, но мы, слава Богу, не сталкивались.

Как на вас обычно выходят – с помощью «горячих линий», личных знакомств, социальных сетей?

Юлия: - В интернете есть телефоны, многие находят контакты там. Есть Красный Крест – мы с ними сотрудничаем. Вообще, хотелось бы, чтобы давали больше информации для беженцев: что можно доехать до безопасного города, что администрация занимается размещением и так далее. Пусть направляются туда, где им помогут. Можно даже билл-борды на трассе поставить, на основных направлениях, – с номерами телефонов, например.

Насколько сложно бывает вывезти людей?

Юлия: - В прошлый раз, например, отвозили ребятам на блокпосты продукты и «броники». Я позвонила в Красный Крест - узнать, нужно ли кого-нибудь забрать. Они нашли женщину, которая хотела уехать. И тут одновременно выясняется, что нам нужно везти еще людей! Начинаем звонить – а у них уж телефоны не работают. В Славянске электричество, насколько мне известно, есть только в некоторых домах: подстанцию разбомбили и не могут починить, так как постоянно ведутся боевые действия. Одни не могли уехать, просили забрать их из города – а это для нас слишком рискованно. Другие нашли такси до блокпоста, но водитель сначала называет сумму в 100 гривен, а потом говорит – не меньше 150, хотя там всего 5 минут. То не могут уехать в оговоренное время, то в городе стреляют… И вот так бывает часто.

Боевики не создают беженцам проблем на выезде?

Юлия: - Мы таким не сталкивались.

А у вас самих сложности с «ДНР»-овцами бывали?

Юлия: - Мы не доезжаем до них – только до нашего блокпоста. Там можем подождать людей в относительно безопасной обстановке. Конечно, если в этот момент никто не стреляет.

Кого вывозите чаще всего - женщин, детей, стариков?

Екатерина: - В основном, женщин и детей. К слову, почти все они находятся в очень тяжелом психологическом состоянии. В лагере с беженцами работают психологи, общаются, выслушивают, помогают. Но это очень сложный, длительный процесс… И, к сожалению, у нас мало специалистов, подготовленных к работе в таких экстремальных условиях, так что сейчас они сами обучаются, на интенсивных тренингах.

Сейчас многие беженцы мыслят не вполне адекватно, рассуждают вопреки законам логики. Я разговаривала с женщиной, которая очень эмоционально заявляла: «Мы в один день всего лишились, а Украина нам не помогает!» Я у нее спрашиваю: «А я разве сейчас вам не помогаю? А владельцы лагерей, которые бесплатно селят людей с Донбасса, а местные жители, которые еду и одежду несут? А Западная Украина, которая уже столько людей приняла?» Она послушала и замолчала… Но для того, чтобы действительно прийти в себя, должно пройти время.

Юлия: - Мы забирали из Рубежного женщину с двумя детьми. Пришлось заезжать в сам город. Обстановка тревожная, на некоторых домах написано «Опасная зона» - хотя, кстати, на одной стене видели и Трезубец. И вот она рассказывает: «У нас же стреляют каждый день!» Задаю вопрос: «Кто – наша украинская армия?» Она говорит: «Да!» А там ситуация такая: Рубежное находится посередине между Лисичанском и Северодонецком. И там, и там – террористы. И они «развлекаются» тем, что постреливают по городу – возможно, чтобы вызвать панику или создать информационную «картинку». Объясняю ей: вот мы сколько проехали, наших тут нет – с обеих сторон террористы. И она задумалась, произошел некий переворот сознания – действительно, стреляет не украинская армия, а кто-то другой. Потом приехала в Харьков, увидела, что здесь мирно... После всего того, что у них там происходит, после информационной блокады, здесь у беженцев уже через пару дней меняется настроение и мировоззрение. А те, кто едет на Западную Украину, думаю, через месяц вернутся вообще другими людьми.

Екатерина: - Один из наших активистов даже составил целую культурную программу для переселенцев. Провозит их по центру Харькова, показывает, какой красивый город. «Вот, смотрите, здесь собирались наши сепаратисты», - говорит возле памятника Ленину. Они удивляются: «А у вас разве нет Харьковской народной республики?» - «Нет и не будет, нам такого не надо!» После этого у людей начинает немного проясняться сознание.

Планы на будущее беженцы озвучивают? Хотят вернуться?

Екатерина: - Да, многие. Говорят, зачем нам ехать куда-то, если через три дня, наверное, вернемся обратно. Мы хотим домой! Одной женщине уже в Харькове нужно было оформлять документы, но нескольких бумаг не хватало. Она и просит: отвезите меня обратно, хочу забрать оставшиеся... Ну, вот зачем, если здесь можно восстановить? Другая женщина заявила, что ей срочно нужно ехать в Славянск, чтобы помыть холодильник. Я понимаю, они в таком сложном состоянии… Но мы же стараемся уменьшить опасность для людей, а не наоборот.

Юлия: -Многие просто не воспринимают войну. Некоторые там вообще ходят под пулями.

Екатерина: - Волонтеры рассказывали: приезжает женщина с ребенком, муж остался дома. Почему – говорит, мы недавно купили большой телевизор, как же его бросить, ведь с собой не возьмешь.

Юлия: - Да, люди рассказывают, что «ДНР»-овцы забирают дома, машины, вещи.

Кто-то пытается им противостоять?

Юлия: - А кто там будет? Может, только какая-то партизанщина по-мелкому – флажки развешивают, например. Но серьезного сопротивления, по крайней мере в Славянске, нет.

Екатерина: - Друзья из Славянска несколько месяцев почти не выходили из дома – максимум к ближайшему киоску, купить продукты. Необходимости в этом не было, работают в интернете. И то - в один из выходов к мужу приставили пистолет с вопросом: «А ты за кого?». Так что сопротивляться нужно было изначально, но тогда люди были в какой-то эйфории.

Иногда звучат опасения по поводу беженцев с сепаратистскими взглядами – мол, приедут к нам и начнут воду мутить. По-вашему, это оправданно?

Екатерина: - Думаю, такие люди приезжают. Но если здесь они встречают активное сопротивление своим сепаратистским идеям, то, по крайней мере, не озвучивают их и начинают вести себя прилично. Но, конечно, что у них в головах – никто не знает.

В целом, мы считаем, что людей нужно оттуда вывозить. Наши активисты звонят, уговаривают, но многие не хотят уезжать. Проблема еще в том, что они там находятся в закрытом пространстве – с нашей стороны информации нет. Вбрасывают им какой-нибудь фейк, и он из уст в уста передается. Даже у умных, образованных людей складывается искривленное представление о ситуации. Например, они считают, что бомбит их украинская армия, и иначе просто быть не может.


Юлия: - А еще Нацгвардия, «Правый сектор»…

Ваше мнение: сколько еще вся эта ситуация на Донбассе продлится и чем кончится?

Юлия: - Сложный вопрос. Мне почему-то кажется, что Славянск все-таки освободят. А Луганская область, с открытой границей – даже не знаю.

Думаю, жители Славянска уже хотят, чтобы город очистили, чтобы там не было боевиков. Они хотят вернуться! Другой вопрос - непонятно, в каком состоянии будет город и за какие деньги его восстанавливать.


Екатерина: - Это длительный процесс. Да, освободить могут. Но и сознание людей, и состояние городов… Приведение всего этого в порядок займет долгое время.

Беседовала корреспондент NovostiUA.net Лариса Нарыжная
Обсудить новость
Нашли ошибку? Сообщите нам! Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Публикации:
  • Статьи
  • Аналитика
  • Эксперт
  • Пресс-релизы
Ассоциация рыболовов: Азовское море теряет рыбу Ассоциация рыболовов: Азовское море теряет рыбу
10 января 2017 | 12:37
Для восстановления экосистемы Азовского моря необходимо минимум на 5 лет запретить промысел в его водах - экологи.
Самые громкие политические прогнозы уходящего года Самые громкие политические прогнозы уходящего года
28 декабря 2016 | 09:03
Несмотря на то, что события в социальной, экономической и политической жизни мирового сообщества не привязаны к
Регистрация
Комментарии - 0

Актуальная тема

Бессмысленное и беспощадное "покращення по-украински"

«Жить стало лучше, жить стало веселей»...