Наша страна уже давно пытается побороть коррупцию, которая, к сожалению, продолжает процветать абсолютно во всех сферах, зачастую нося вопиюще откровенный характер. В СМИ то и дело появляются сообщения о том, как были пойманы на взятках различные чиновники (увы, в большинстве своем «птицы» далеко не самого высокого полета).

Одним из эффективных средств борьбы с коррупцией является четкая система контроля за доходами и расходами чиновников. Разработка такой системы контроля имеет давнюю историю, начавшуюся еще из обычного бумажного декларирования. А вот мировым первопроходцем в сфере электронного декларирования являются Соединенные штаты Америки, где данная система была воплощена в жизнь в далеком 1965-м. Стоит отметить, что на сегодняшний день более сотни стран мира используют систему электронного декларирования, однако далеко не везде данная система работает одинаково эффективно.

Принятие Закона об электронном декларировании


Что же касается Украины, то в марте нынешнего года наконец-то увенчалась успехом очередная попытка утвердить последний из т.наз. «безвизовых законов». Как известно, наша страна обязана была принять данные законы в рамках выполнения требований по либерализации визового режима с Евросоюзом, и вот последний «безвизовый закон» как раз касался системы электронного декларирования доходов.

Данный документ был разработан еще два года назад, и прописывал максимальную прозрачность и открытость информации о доходах и расходах чиновников нашего государства. И вот с того времени с завидным упорством находились различные поводы, в результате которых принятие столь важного закона постоянно откладывалось. Однако позиция наших европейских партнеров по этому поводу оставалась жесткой и безапелляционной, и 16 февраля украинский парламент принял закон об электронном декларировании. Соответствующий проект закона (№ 3755, о внесении изменений в закон Украины о противодействии коррупции, касающейся работы электронной системы предоставления и обнародования деклараций лиц, уполномоченных на выполнение функций в государстве или в органах местного самоуправления), был принят с поправками. Их инициатором выступил Андрей Денисенко, внефракционный нардеп. Из поправок Денисенко следует, что, несмотря на то, что подача электронных деклараций стала возможной с нынешнего года, ответственность за ложные сведения наступит только с 2017-го.

Помимо этого, декларирование расходов было увеличено с двадцати до ста минимумов, было осуществлено переформулирование членов семьи. Аналитики и общественные активисты отреагировали на принятие закона в такой редакции негативно. Так, к примеру, Сергей Таран, отечественный политолог, отметил, что «электронная система декларирования будет “кастрированная”, потому что мы не увидим, на кого из родственников чиновники и депутаты будут вносить имущество. А это одно из самых распространенных злоупотреблений. Депутаты поставили под угрозу визовую либерализацию, потому что это противоречит западным стандартам и нормам, и реакция ЕС будет очень резкой».

В принципе, в подобном ключе высказались и официальные представители Евросоюза. Так, посол ЕС Ян Томбинский, несмотря на то, что в целом работу Верховной Рады над выполнением условий, нужных для введения безвизового режима с Европейским Союзом оценил позитивно, все же подчеркнул, что для завершения всех этих усилий необходимо, чтоб закон об электронном декларировании был приведен в полное соответствие с международными стандартами.

Впоследствии, после проведенного экспертного анализа, а также активного обсуждения в украинском политикуме и консультаций с нашими европейскими партнерами, 12 марта глава украинского государства наложил вето на данный закон, параллельно с этим предоставив в Верховную Раду свои предложения. После этого, уже через 3 дня, украинский парламент принял Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно особенностей предоставления должностными лицами деклараций об имуществе, доходах, расходах и обязательствах финансового характера в 2016 году», учтя предложения Петра Порошенко.

Политологи отмечали необычайную оперативность парламентского голосования. К примеру, эксперт Андрей Дуда подчеркивал, что «голосование было принципиальным, и если бы не проголосовали, это имело бы катастрофические последствия. Во-первых, это прямое требование ЕС. Во-вторых, законопроект – с поправками президента, соответственно, его фракция просто не могла не поддержать, а для остальных очень непопулярно было бы, если бы они не проголосовали. Кроме того, общественное мнение было сформировано однозначно. Это компромиссный вариант между интересами Европы и нашими чиновниками».

Ответственность согласно новому закону


Столь резвый темп работы был сохранен в дальнейшем: уже через четыре дня (16 марта) Порошенко подписал принятый закон. Текст Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно особенностей представления должностными лицами деклараций об имуществе, доходах, расходах и обязательствах финансового характера в 2016 году» был опубликован в газете «Голос Украины» 17 марта, набирая законную силу со следующего дня.

Вместе с тем можно отметить и некоторые положительные моменты. Так, к примеру, внесенные изменения дали возможность согласовать положения Закона со стандартами Европейского Союза. Кроме того, ощутимо усилилась потенциальная эффективность электронного декларирования.

Нардеп Сергей Рыбалка, глава парламентского Комитета по вопросам финансовой политики и банковской деятельности отметил, что необходимость электронного декларирования, а также ответственность для должностных лиц за достоверность данных вводится не со следующего года, а уже с нынешнего. Также Рыбак считает, что довольно разумный компромисс – это то, что электронные декларации будут подавать должностные лица, которые занимают особо ответственное положение, что даст возможность относительно спокойно отработать механизм декларирования и не «утопить» его в громадной волне данных и неотвратимых для любого нового дела ошибках.

Стоит также отметить, что закон устанавливает жесткую (в т.ч. и уголовную) ответственность за предоставление заведомо недостоверной информации. Так, в случае, если расхождение между реальными и предоставленными данными составит от 100 до 250 размеров минимальной заработной платы (с 1 мая это составляет от 145-362.5 тыс. гривен), на должностное лицо будет наложен штраф от 1 до 2.5 тысяч необлагаемых минимумов доходов граждан (689 тыс.-1.722 млн. гривен соответственно). В случае, если качество жизни должностного лица превышает задекларированную сумму более чем на

250 размеров минимальной зарплаты, государство имеет право наказать должностное лицо штрафом в размере 2.5-3 тыс. необлагаемых минимумов доходов граждан (1.722 млн.-2.067 млн. гривен соответственно), либо же общественными работами на срок от 150-ти до 240-ка часов, либо лишением свободы на срок до 2-х лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3-х лет.

Каково мнение политикума?


К большому сожалению, даже доработанный с учетом требований Евросоюза Закон так и не избавил от множества проблем. Например, Валентина Симоненко, судья Верховного Суда Украины, председатель Совета судей Украины, подчеркивает, что возникает угроза использования данных из электронных деклараций в разных преступных схемах, а также в качестве инструмента давления на суды: «…Уже сегодня есть примеры, когда судье подбрасывают гранату, а никто не обращает на это внимания. Судей похищают, жгут дома или машины. Нередки звонки с угрозами в отношении определенных дел. Если информация по декларации не будет работать совместно с нормами Закона ‘О защите персональных данных’, то это может вызвать очень большие проблемы. И первые, кто окажутся под угрозой – это судьи, которые рассматривают дела».

Народный депутат Сергей Рыбалка, между тем, акцентирует внимание на замечаниях юристов относительно закрепления в Законе альтернативного принципа ответственности: либо административная, либо уголовная: «…Такой выбор создает дополнительные возможности для коррупции при оценке имущества и соответствия его стоимости данным декларации, и во время вынесения судебного решения. Не хочется, чтобы система стала еще одним коррупционным институтом сбора дани с коррупционеров. Также эксперты обращают внимание, что в большинстве европейских стран нет уголовной ответственности за ошибки в декларациях. Там существует уголовная ответственность за неуплату налогов, - одинаковая для всех граждан».

Стоит отметить, что в основном эксперты и политики высказываются в том ключе, что принятие усовершенствованного Закона является серьезным шагом навстречу новому качеству жизни украинского народа, государственного менеджмента, а также признанию мировым сообществом действенности украинских реформ. Отечественный политолог Виктор Таран по этому поводу высказывался так: «…Принятый Закон является компромиссным для власти, европейцев и гражданского общества. Он не является совершенным, но имеет положительные тенденции. Мы сможем и должны будем его доработать после первого года декларирования. Главное, что в этом году под действие Закона подпадают чиновники первой и третьей категорий: президент, министры, депутаты, председатели облгосадминистраций, судьи, прокуроры».

Что касается народных избранников, то часть из них предпочитают рассматривать внедрение электронного декларирования имущества, доходов, расходов и обязательств финансового характера перво-наперво с точки зрения выполнения требований Европейского Союза по визовой либерализации. Тогдашний спикер украинского парламента Владимир Гройсман отмечал, что «Верховная Рада приняла 100% решений, необходимых для введения безвизового режима с ЕС для граждан Украины».

Народный депутат Светлана Залищук (БПП), в свою очередь, подчеркивает, что данный закон был необходим для получения безвизового режима с ЕС: «…Это последний и самый скандальный из пакета безвизовых законов. Сам Закон еще не гарантирует безвизовости. Но без него ее точно не будет». Другой нардеп, Роман Мацола, считает, что это был

«последний закон на пути к получению безвизового режима со странами Евросоюза. Теперь слово за нашими европейскими партнерами. Надеюсь, уже в ближайшее время украинцы получат право свободно ездить в ЕС и чувствовать себя членами большой европейской семьи».

Скептический настрой экспертов


Эксперты, что вполне закономерно, принятие закона об электронном декларировании встретили без особого восторга, отметив наличие спорных положений (например, положение относительно определения круга родственников, чьи доходы должны учитываться в декларации чиновников). Так, народные депутаты решили, что декларировать доходы лишь те члены семьи, которые зарегистрированы по одному адресу с должностным лицом.

Анатолий Денисенко, депутат Верховной Рады Украины, на своей странице в соцсети Facebook отмечал, что «круг лиц, чьи доходы надо декларировать, ограничивается тем же кругом, который существует сегодня. Несмотря на все крики антикоррупционеров, они с радостью согласились на то, чтобы и дальше “все записывалось на тещ и свекровей”. И сейчас ни один антикоррупционер, который две недели назад рвал глотку о том, что это ужасно, ни слова об этом не говорит».

Политолог Николай Давидюк, о принятом законе высказался вообще очень резко: «...Заговор, фэйк и очковтирательство. Не верю я в то, что 278 депутатов вопреки своим интересам проголосовали за закон об электронном декларировании. Сработал комплекс самосохранения, поэтому ночью Банковая в сговоре с депутатами приняла то компромиссное, что и Европу устроит, и реальные доходы народных избранников не покажет. Разрыв между властью и населением – катастрофический, поэтому никто правды не скажет. Но и нагнетать общественный гнев депутаты не стали. Правду узнаем не раньше чем через год, когда Закон заработает в действии, и когда мы увидим пустые строки и бедных родственников народных избранников».

После этого высказывания возникает закономерный вопрос, почему же нужно ждать целый год, чтобы увидеть действие закона? Ответ станет понятным, к примеру, после комментария Руслана Бортника, главы Украинского института анализа и менеджмента политики, который, оценивая перспективы внедрения декларированных изменений, отметил, что для нормального функционирования закона об электронном декларировании доходов чиновников нужно будет принять большое количество подзаконных актов, которые в результате могут исказить изначальную суть документа: «...У нас действие любых законов блокируется подзаконными актами и конкретной правовой практикой. А под этот закон необходимо будет принять еще десятки нормативно-правовых подзаконных актов, распоряжений, постановлений правительства».

Юрий Деревянко, народный депутат от партии «Воля», считает, что нужно будет обязательно проводить ряд организационных мероприятий. Депутат считает, что должно как следует работать Национальное агентство по предотвращению коррупции, «ведь это тот орган и те люди, которые потом будут проверять электронные декларации, в том числе средства политических сил, партий, будут задавать огромное количество не очень удобных вопросов и потенциальным коррупционерам, и тем, кто финансирует политические партии». Кроме того, Деревянко отметил, что для того, чтобы декларации заполнялись корректно и затем контролировались, важно, чтобы Национальное агентство по предотвращению коррупции приняло соответствующие подзаконные акты.

Министр юстиции Украины Павел Петренко считает, что электронное декларирование вполне может стать эффективным способом борьбы с коррупцией, и отмечает, в частности, следующее: «Система электронного декларирования – это тот инструмент, который даст возможность украинскому обществу иметь действенный контроль над государственными чиновниками. Эта система даст возможность каждому налогоплательщику знать, на что тратятся государственные средства. У нас полем для коррупции всегда была бюрократия, а также безответственность и бесконтрольность чиновника. Внедрив новую систему, мы фактически убираем момент, связанный с безответственностью и отсутствием контроля над чиновником».

Первый замминистра юстиции Украины, Наталья Севостьянова, тоже отмечает позитивные стороны новой формы декларирования доходов и расходов чиновников: «Новая декларация будет выглядеть иначе. Она шире по объему, она подается через онлайн-форму. Сами же декларации хранятся в едином реестре, который является открытым и дает возможность проводить мониторинг процесса. Кроме того, новая система расширяет положения относительно декларирования, которые касаются денежной наличности, незавершенного строительства и, самое главное, компаний, где чиновник является бенефициаром».

В принципе, с принятием нового закона об электронном декларировании наша страна еще на один шаг приблизилась к современным, демократическим, европейским стандартам. Конечно же, закон имеет довольно много неточностей и недостатков, которые нужно устранить, дабы нормативно-правовой акт получил шанс заработать реально, а не только на бумаге...

Анна Воронцова