Вот уже довольно продолжительное время мировая политическая обстановка отличается активной трансформацией системы международных отношений. И более всего людей волнует стремление некоторых государств усилить собственное влияние на мировую политику, в том числе путем создания и поддерживания как очагов напряжения, так и открытых вооруженных конфликтов. Потому-то, принимая во внимание такие негативные тенденции на мировой политической арене, а также военно-политическое положение в нашей стране в частности, принятие новой Военной доктрины – весьма важная составная часть совокупности мероприятий относительно обеспечения национальной безопасности Украины.

Напомним, что проект новой редакции Военной доктрины был одобрен и предложен для утверждения Президенту Украины на заседании Совета нацбезопасности и обороны Украины еще 2 сентября нынешнего года. А уже 24 сентября Президент Украины Петр Порошенко подписал Указ № 555, которым ввел в действие решение Совета национальной безопасности и обороны Украины от 2 сентября 2015 «О новой редакции Военной доктрины Украины», тем самым утвердив ее.

Разработчики Военной доктрина Украины позиционировали ее в качестве концептуального документа, в котором присутствует анализ сути и характера современных военных конфликтов. Кроме того, в новой Военной доктрине Украины определены принципы и пути предотвращения военных конфликтов, а также меры по подготовке государства к угрозе военного конфликта и применения военной силы для защиты государственного суверенитета, территориальной целостности и т.п.

Стоит заметить, что новая Военная доктрина Украины определяет Российскую Федерацию в качестве военного противника нашего государства. Подобная позиция возникает из-за высокой вероятности крупномасштабного применения против Украины военной силы как основной угрозы для национальной безопасности нашего государства в военной сфере. Также новая Военная доктрина подтверждает отказ от политики внеблоковости и восстановление стратегического курса на евроатлантическую интеграцию, и пр.

Как оценивают новую Военную доктрину Украины отечественные эксперты?
Не вызывает сомнений тот факт, что изменения во внешнеполитической обстановке (в частности, потеря Украиной территориальной целостности, а также военные действия на Донбассе) требовали незамедлительного пересмотра стратегии и тактики в военной сфере.

Но дело не только в этом. Нужно учесть, что ошибки и просчеты военного строительства независимой Украины, проявившиеся лишь во время аннексии Россией Крыма и вооруженного конфликта на Востоке Украины, были следствием того, что Военная доктрина Украины, начиная с обретения нашим государством независимости, во многом продолжала военные традиции прошлых десятилетий.

Так, к примеру, отечественный военный эксперт Анатолий Павленко подчеркивает, что Военная доктрина досталась Украине от СССР со времен холодной войны. И в старом документе, естественно, практически не рассматривалась возможность крупномасштабного применения против Украины военной силы. Кроме того, эксперт обратил внимание на имеющиеся в проекте недостатки. Например, с точки зрения Павленко, немалое беспокойство вызывает тот факт, что обоснованная передислокация войск на Восток и Юг не предусматривает соответствующих мер в отношении северных областей, которые тоже граничат с РФ. Эксперт акцентирует внимание на том, что на Юго-Востоке Украины довольно сильны пророссийские настроения: «Люди обнищали, в их понимании разрушены привычные связи с Россией, благодаря которым они зарабатывали раньше».

В то же время и в северной части нашей страны наблюдается похожая ситуация. К примеру, пограничные области на уровне родственных связей, личных контактов, разного рода хозяйственных дел, малого бизнеса весьма тесно связаны с РФ. Поэтому такое значительное усложнение взаимосвязей в виде ограничений в порядке пересечения границы вызывает у людей беспокойство, а также недовольство вследствие потерь и морального, и финансового характера.

Еще один эксперт, руководитель Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник отмечает, что новая Военная доктрина Украины впервые в истории нашей страны четко определяет внешние военные приоритеты, а именно то, что «НАТО – друзья, и полная постепенная адаптация ко всем стандартам Альянса, начиная от системы управления и заканчивая технологическими стандартами. Россия – враг, фактически единственный враг, который прописан в этом документе. Соответственно вся оборонная стратегия – оборонный заказ, военная доктрина выстраивается под эту ключевую концепцию». Также Бортник акцентирует внимание на комплексном характере Военной доктрины, которая будет влиять на все сферы жизни государства и общества: «Она обосновывает принятие в дальнейшем целого пласта законодательства, которое может быть принято в таком же разрезе в адаптации к НАТО».

А вот Антон Финько, эксперт Киевского центра политических исследований и конфликтологии, сосредотачивает внимание на том, что наше государство в результате принятия новой Военной доктрины теряет статус мирной страны: «Раньше доктрина была доктриной мирной страны, а теперь враг непосредственно обозначен».

Стоит также отметить, что новая Военная доктрина определяет условия освобождения временно оккупированных территорий нашей страны. Т.е., отныне Украине необходима не просто формально-декларативная, но и реальная, активная и целенаправленная деятельность. На данный аспект обращает внимание, в частности, Владимир Фесенко, политолог, руководитель Центра прикладных политических исследований «Пента», отмечая при этом следующее: «То, что в новой доктрине главным противником названа Россия – совершенно естественно и объективно. Сейчас речь идет не об абстрактной угрозе, а о реальной военной угрозе со стороны России».

Глава департамента избирательных технологий Агентства моделирования ситуаций Валерий Гончарук отмечает довольно радикальный характер ряда положений новой Военной доктрины. Однако, наряду с этим, эксперт считает, что от определения России в качестве главного врага нашей страны не стоит ждать каких-то существенных изменений в отношениях, сложившихся между Украиной и РФ, между Украиной и ЕС, между Украиной и США. Кроме того, Гончарук подчеркивает, что «курс на сближение с НАТО возник не сейчас, фактически он начал пропагандироваться со времен Кучмы».

Мнения российских экспертов
Что касается анализа перспектив развития отношений между государствами, российские политологи и эксперты придерживаются несколько схожей точки зрения. Так, к примеру, Вадим Козюлин, старший научный сотрудник Центра политических исследований в России, считает, что серьезных изменений в российско-украинских отношениях с принятием новой Военной доктрины Украины ждать не стоит. В частности, эксперт подчеркивает, что определение России в качестве главного потенциального противника можно сравнить с временами холодной войны, когда СССР рассматривал как вероятного противника США, но ведь из этого не следовало провозглашение войны. Кроме того, ученый не видит в принятии новой Военной доктрины Украины признаков каких-либо радикальных перемен, предлагая «излишне не драматизировать» ситуацию.

Другой российский эксперт, Евгений Бужинский, генерал-лейтенант, экс-начальник международно-договорного управления Министерства обороны РФ, считает пересмотр Военной доктрины Украины вполне ожидаемым, логичным и даже плановым процессом двусторонних отношений Украины и России. Кроме того, эксперт даже находит некоторые положения новой Военной доктрины Украины чересчур сдержанными (например, Бужинский считает, что в связи с аннексией Крыма, определение России как военного противника, а не постоянной угрозы или агрессора – очень мягкая формулировка).

Также эксперт считает, что декларация об отказе от политики внеблоковости – это вполне логический этап на пути реализации желания Украины стать членом НАТО и ЕС: «Это нормальный процесс закрепления. Было у них сначала решение парламента, затем они законодательно отказались от внеблокового статуса, сейчас очередной документ, который они должны поправить – это Военная доктрина. Все нормально».

А вот другой российский военный эксперт, Анатолий Цыганок, глава Центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа, предостерегает от несерьезного отношения к новой Военной доктрине Украины. Эксперт акцентирует внимание на том, что нельзя «считать глупостью или чем-то несущественным сам факт указания в проекте доктрины России как агрессора: это на самом деле серьезный недружественный выпад, от которого отмахиваться не стоит». Стоит отметить, что хоть Цыганок и подчеркивает, что Украину в НАТО никто не ждет, он вместе с тем подчеркивает, что разработанный Советом нацбезопасности и обороны Украины документ принят специально под членство в Альянсе.

Оценки и прогнозы ученых и политиков
Алексей Арбатов, руководитель Центра международной безопасности Института международной экономики и международных отношений РАН, уже сделал развернутый прогноз касательно новой Военной доктрины Украины. Так, по мнению эксперта, определение России военным противником Украины фактически означает то, что планирование и строительство военной инфраструктуры, развитие, а также подготовка Вооруженных сил Украины, - все это будет направлено против Российской Федерации. Однако вместе с тем ученый, как, впрочем, и другие эксперты, исключает возможность вооруженного нападения на РФ со стороны Украины. Но наряду с этим Арбатов считает, что беспокойство в связи с принятием новой Военной доктрины может вызвать ситуация на Донбассе. Однако понимание украинскими властями невозможности отвоевать Крым военным путем не может мешать Украине осуществлять определенное военное давление и заставлять тем самым Россию вкладывать больше средств в оборону полуострова и размещать там соответствующие вооруженные силы.

Помимо этого, российский ученый акцентирует внимание на возможности роста военной напряженности вокруг Приднестровья, где размещается российской военный контингент. Поскольку связь с ним возможна лишь через территорию Украины, Арбатов предполагает, что по мере наращивания военного потенциала Украина может закрыть этот коридор, что, в свою очередь, поставит в весьма затруднительное положение не только российский военный контингент, но и еще больше усложнит статус Приднестровья.

По поводу того, как отреагировала Россия на принятие новой Военной доктрины Украины, ученый рассказал следующее: «…А что касается чисто военных приготовлений, то Россия имеет большой контингент, который находится непосредственно на границах с Украиной, прежде всего с Донбассом и Луганском, и в Крыму, в южном подбрюшье Украины. Наша страна может очень быстро перебросить контингент по железной дороге до границы с Украиной. И этот маневр все время отрабатывается, он на ходу, 40-50 тысяч человек Россия запросто способна перебросить в течение недели. Плюс добровольцы-отпускники, которые там присутствуют. У нас, безусловно, больше возможностей оказывать давление на Украину, хотя Россия в своей Доктрине никогда Украину не называла своим врагом».

Что касается представителей власти Российской Федерации, то они пока что воздерживается от обстоятельных комментариев. Так, например, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков признает серьезность вопроса относительно реакции России на провозглашение ее одним из противников Украины в новой Военной доктрине. А официальный представитель Министерства иностранных дел РФ Мария Захарова, комментируя пункты новой Военной доктрины Украины, отметила следующее: «Вновь раздались воинственные заявления и принимаются решения, направленные на эскалацию конфликта».

А вот депутаты Государственной Думы РФ оказались куда более разговорчивыми и откровенными. Так, например, Игорь Коротченко, член Общественного совета при Министерстве обороны России, отмечает, что новая Военная доктрина Украины является «военно-политическим манифестом», который «бросает прямой военно-политический вызов России» и должен отвлечь внимание населения от внутренних проблем путем «нагнетания массового психоза внутри страны». Кроме того, Коротченко отмечает беспочвенность новой Военной доктрины Украины и ее чисто технологический, отвлекающий характер, объясняя это тем, что «Россия не представляет для Украины никакой военной угрозы, а на политическом уровне РФ сделала все для сохранения территориальной целостности Украины».

Заместитель Комитета Государственной Думы РФ по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Татьяна Москалькова высказывает схожую точку зрения. Политик отмечает, что новая Военная доктрина Украины формирует образ врага в лице России, переворачивает сознание людей, нацеливая их на окончательное разрушение связей между Россией и Украиной: «Считаю, что принятие такой Доктрины ведет к новому витку агрессии к России. Поскольку ее главный посыл – это ложь относительно политики России, ее миротворческой миссии».

В свою очередь Василий Лихачев, член Комитета Государственной Думы РФ по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками, предлагает рассматривать новую Военную доктрину Украины в качестве составляющей русофобской линии США, направленной на формирование «многостороннего антироссийского концепта государств и политических сил». Такая оценка – довольно ожидаемая, в особенности учитывая позицию КПРФ, которая строго придерживается идеологических традиций.

Баир Жамсуев, зампредседателя Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности, тоже считает, что новая Военная доктрина Украины носит явный антироссийский характер. Кроме того, Жамсуев считает, что наступательный характер Доктрины – это результат влияния со стороны США.

Выше были приведены достаточно дипломатичные и осторожные оценки и мнения. А ведь звучат также замечания, которые имеют очень резкий оттенок. К примеру, Евгений Федоров, член Комитета Государственной думы по бюджету и налогам, представитель фракции «Единая Россия», отмечает, что в Украине у власти находится «коллаборационистский режим, управляемый иностранными интервентами». Данный режим был установлен в Украине американцами путем государственного переворота с целью развязывания войны против РФ. Федоров, в частности, отмечает: «...Государственный переворот фактически ознаменовал начало войны с Россией, и просто так остановить ее нельзя. Она может закончиться только в результате победы одной из сторон, что зафиксировано в Военной доктрине оккупационного режима. Смысл ее такой: будем воевать до конца».

Также политик считает, что необходимо признать незаконными границы, сложившиеся после 1991 года, поскольку признание иностранного и оккупационного характера нынешнего политического режима в Украине дают право восстановить единую государственность с Украиной. Федоров отмечает: «Мы должны защищать наши города, такие как Киев, Харьков, Львов, Ужгород, как защищали их в свое время наши деды и прадеды наряду с Москвой, Псковом и тому подобное. Остается только дождаться, когда граждане России созреют до понимания исторической реальности, к тому, чтобы поддержать процессы восстановления своей государственности на базе границ, зафиксированных по итогам Второй мировой войны».

Стоит отметить, что новая Военная доктрина Российской Федерации, которая была утверждена президентом России Владимиром Путиным 26 декабря прошлого года, содержит подробный перечень главных внешних военных опасностей и военных угроз. И на основании данного перечня современная Украина, исходя и из объективных аспектов, и из субъективных оценок, представляет военную опасность и угрозу для Российской Федерации. Мало того, как считает экс-секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Евгений Марчук, в новой Военной доктрине России были воплощены технологии, использованные против нашей страны в 2014-м.

Обобщая все изложенное выше, можно сделать вывод, что новая Военная доктрина Украины, согласно оценкам экспертов и политиков, весьма четко определяет характер военных задач, основные направления военного строительства, а также конечную цель внешнеполитического курса нашего государства. И это все, в свою очередь, должно стать в конечном итоге эффективным инструментом обеспечения национальной безопасности Украины...

Анна Воронцова

Поделитесь в соцсетях: