Вот уже более полутора лет наша страна, ввиду боевых действий в Донецкой и Луганской областях, пребывает в довольно непростом положении. Причем наблюдается это и в социальной, и в политической, и в экономической сферах. Украинские власти продолжают надеяться и ожидать всяческой поддержки со стороны наших западных партнеров. Немалые надежды возлагаются на результаты разнообразных переговоров. Самые известные из них – переговоры в «минском» и «нормандском» формате. В этой статье поговорим как раз об очередном этапе переговоров в «нормандском» формате, которые состоялись в столице Франции – Париже.

Итак, данный саммит проходил с участием представителей Украины, РФ, Франции и Германии. Сначала переговорный процесс происходил в узком кругу, а потом – вместе с членами делегаций. Рабочую программу дня открыла двусторонняя встреча президентов РФ и Франции, затем – президента РФ Владимира Путина и федерального канцлера Германии Ангелы Меркель, и, наконец, беседа президентов Украины Петра Порошенко и Франции Франсуа Олланда.

Переговоры в «нормандском формате» с точки зрения украинского Президента


Лейтмотивом, а также основным результатом переговоров украинский президент Петр Порошенко назвал «переход от режима прекращения огня (после отвода войск, после повышения функции ОБСЕ) к режиму перемирия». Кроме того, глава нашего государства акцентировал внимание на том, что главными темами обсуждения были сроки и шаги по ускорению, а также усилению имплементации минских соглашений.

Петр Порошенко рассказал, что отвод легкого вооружения продлится сорок одни сутки, а также добавил следующее: «...Речь идет не только об артиллерии калибра менее 100 мм, но и о танках и минометах. Это то, от чего испытывают наибольшие потери, и что будет способствовать обеспечению стабилизации ситуации и четкому соблюдению режима прекращения огня. Мы договорились кардинально изменить функцию ОБСЕ. ОБСЕ должно иметь беспрепятственный доступ ко всем оккупированным территориям, включая украинско-российскую границу. Четко зафиксированы наши договоренности – никто не должен препятствовать инспекторам ОБСЕ».

Также президент отметил, что огромное количество потерь происходит не из-за обстрелов, а из-за подрывов на растяжках и выход на минные поля, а потому специалисты стараются ускорить процесс разминирования, дабы не допустить гибели мирных жителей.

Кроме того, украинский президент надеется, что «результаты договоренностей в «нормандском формате» будут доведены соответствующим сторонам для принятия соответствующих решений». Когда представители масс-медиа спросили, означают ли эти договоренности конец войны, Порошенко ответил так: «Это означает, что есть перемирие. Война будет закончена, когда будет освобожден последний клочок украинской земли. Пока у нас есть оккупированные территории, война не закончилась».

Комментируя вопрос о санкциях, Порошенко отметил, что санкции против РФ будут действовать до тех пор, пока не будут выполнены все пункты минских соглашений. Вместе с тем он подчеркнул, что участники переговоров обсудили каждый пункт и по каждому пункту есть над чем работать.

Оценки обозревателей


После такого замечания некоторые журналисты высказали предположение об устранении с повестки дня вопроса о статусе Крыма, т.к. в минских соглашениях о Крыме речь не ведется, и, получается, что снятие санкций в случае выполнения условий минских договоренностей будет фактически означать согласие с теперешним статусом полуострова.

Подобные предположения привлекают особое внимание после того, как Ангела Меркель, федеральный канцлер Германии, сделала заявление по поводу территориальной целостности Украины, а также после одного из высказываний Алексея Пушкова, руководителя Комитета по международным делам Госдумы Российской Федерации.

Теперь подробнее об этих заявлениях. Так, после встречи «нормандской четверки» Ангела Меркель заявила, что выполнение минских договоренностей даст возможность восстановить территориальную целостность Украины, но без Крыма: «Когда Украина восстановит суверенитет не по Крыму, но по другой части страны, этот процесс будет завершен».

А вот как по этому поводу высказался Алексей Пушков: «Важно: после встречи в Париже Ангела Меркель впервые допустила, что Крым не вернется в состав Украины. Т.е. кризис ограничен только Востоком страны».

Интересен комментарий украинского журналиста и блогера Виталия Портникова, который считает, что, когда Меркель говорит о восстановлении суверенитета Украины, исключая Крым, «она имеет в виду то, что и так давно известно – формат «нормандской четверки» ограничен исключительно прекращением войны на Донбассе и территориальной реинтеграцией оккупированных территорий. И санкции, которые могут быть сняты в случае полного выполнения минских соглашений, – санкции за Донбасс. Санкции за Крым даже никто не обсуждает».

Шон Уокер, обозреватель великобританского издания «The Guardian», напомнил, что в самопровозглашенных республиках планировались выборы 18 октября (в ДНР) и 1 ноября (в ЛНР): «...В связи с компромиссным планом Верховная Рада Украины должна принять новый закон, который признает легитимность этих выборов, но проводить их должны будут повстанцы. Не говоря уже об эмоциональном отношении к такой амнистии, Украина обеспокоена этим предложением, т.к. чувствует, что в результате территории будут ей возвращены в юридическом и финансовом отношении, однако политического контроля над ними у Киева, как и раньше, не будет».

Что касается российской стороны, то ее реакция на очередные переговоры «нормандской четверки» - достаточно сдержанная. Как отмечал пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, данные переговоры стали «конструктивным разговором, по сути, сверкой часов хода реализации наиболее важных положений минских договоренностей».

Кроме того, Песков сообщил о том, диалог в «нормандском формате» будет продолжен: еще будут встречи МИД, будут продлены контакты помощников президентов по международным делам. Также пресс-секретарь Путина констатировал достижение во время переговоров положительных моментов относительно отвода легких вооружений.

Мнения украинских и русских экспертов


Как оценивают парижские переговоры в России? Например, директор Центра политической конъюнктуры (РФ) Алексей Чеснаков отметил, что «сохраняются требования о выполнении Киевом обязательств по амнистии, фиксации постоянного особого статуса Донбасса, продлению и корректировке конституционной реформы... Хотелось бы напомнить, что идея перенести местные выборы на Донбассе на следующий год, привязав это решение к реализации амнистии, особого статуса и конституционной реформы, была выдвинута ЛНР. Фактически «нормандская четверка» учла предложения от ополчения Донбасса».

Вместе с тем Леонид Слуцкий, глава Комитета Государственной думы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками, заметил положительную динамику в решении проблемы на Донбассе, объясняя это уменьшением «заокеанского» влияния на страны-лидеры ЕС. Эксперт имеет в виду желательный для РФ формат выстраивания отношений Россия-Франция и Германия (без США). Слуцкий также подчеркнул следующее: «Возвращаясь к переговорам в Париже, Европа старается, и, я считаю, пытается весьма успешно, без заокеанского вмешательства, без той панатлантической экспансии, которую мы наблюдаем в странах Западной Европы, на международных площадках решить ситуацию в Украине и реально продвинуться к разрешению кризиса».

Реакция же украинских экспертов и политологов очень неоднозначная. Так, например, лидер «Оппозиционного блока» Юрий Бойко результаты переговоров в «нормандском формате» назвал победой для нашей страны: «Отвод вооружений и фактическое окончание боевых действий – это, безусловно, победа, это благо для нашей страны. Второй принципиальный вопрос – это проведение выборов на неконтролируемых территориях Донбасса с украинским законодательством. По сути, это прямой путь для того, чтобы избежать замороженного конфликта... Мы получим там легитимную власть, с которой будет разговаривать центральная власть в Киеве. Что касается амнистии боевиков, то это предусматривает один из пунктов переговоров».

Виктор Медведчук, лидер общественного движения «Украинский выбор», считает, что эта встреча «нормандской четверки» является одним из шагов на пути установления мира на Донбассе. Политик, в частности, отмечает: «Встреча “нормандской четверки” в Париже вселяет надежду на то, что минские соглашения, безальтернативность и архиважность которых была признана мировым сообществом (в т.ч. и Генеральной Ассамблеей ООН), будут реализованы всеми сторонами в полном объеме. Установившийся режим соблюдения тишины и принятое в Минске решение об отводе вооружения калибром менее 100 мм стали фундаментом для конструктивных переговоров в Париже. Сегодня мы можем говорить о том, что стороны смогли найти компромиссные решения по всем спорным вопросам».

Виталий Портников, политический обозреватель, по поводу очередного этапа переговоров в «нормандском формате» настроен вполне позитивно. Так, на своей странице в соцсети Facebook Портников разместил такой комментарий: «...Путина заставили отказаться от идеи, что выборы могут пройти по его, а не по нашему сценарию. Путина заставили признать, что донбасской части санкций он лишится только тогда, когда уйдет из Донбасса. Полностью и безвозвратно. Путину дали понять, что никакие его действия в Сирии не повлияют на санкции, введенные против России за Донбасс и Крым. Путина фактически оттянули от войны. Теперь все его действия на Донбассе – в политическом поле, а в политическом поле он не может не проиграть. Если бы он надеялся на политический выигрыш, не начинал бы войну».

Украинский политолог Вадим Карасев считает, что счет на данных переговорах – ничья: «Мы получаем военную заморозку конфликта, но параллельно нужно политическое размораживание». Еще один важный вопрос, по мнению политолога, это закон об особом статусе Донбасса: «РФ требовала дать его до выборов, мы соглашались на после выборов. Но Меркель предложила компромисс: особый статус вступает в силу на следующий день после выборов. Без компромиссов не обойтись».

Конструктивная критика


Конечно, есть также эксперты и аналитики, которые отнеслись к переговорам «нормандской четверки» весьма критично. К примеру, лидер «Радикальной партии» нардеп Олег Ляшко заявлял, что Украину просто продали Владимиру Путину: «По результатам переговоров немецкий канцлер заявила, что особый статус для Донбасса должен быть закреплен в Конституции Украины. А французский президент заявил, что террористы, которые будут принимать участие в выборах, должны получить амнистию и иммунитет. Трагическая история 30-х годов ХХ века ничему, увы, не научила Меркель и Олланда. Они делают те же катастрофические ошибки, что и их предшественники Чемберлен и Даладье, которые заставили чехословацкого президента Бенеша согласиться на оккупацию Гитлером Судет, надеясь этим остановить фюрера».

Андрей Сенченко, член партии ВО «Батьківщина», назвал план урегулирования кризиса на Донбассе, предложенный Украине участниками «нормандского формата», предательским: «Антиукраинская направленность «нормандского формата» и предательская сущность минских договоренностей понятны были сразу. Ситуация вплотную приблизилась к развязке. Украину пытаются отдать на растерзание Путину. В этой обстановке любой украинский политик, который пытается танцевать под дудку « «нормандского квартета», нарушает Конституцию, предает свою страну и ставит себя вне закона».

Лидер ВО «Свобода» Олег Тягнибок, в свою очередь, тоже не удовлетворен решениями лидеров «нормандской четверки» и уверен, что президент РФ смог добиться своего: Донбасс останется под контролем России. Тягнибок, в частности, отмечает: «Путин добился того, чего хотел: сначала – амнистия сепаратистам, выборы и легализация их власти, их “судьи”, “прокуроры” и “милиция”, а лишь потом, возможно, возвращение Украине контроля за рубежом».

Семен Семенченко, нардеп от партии «Самопомощь», очень резко раскритиковал результаты переговоров: «Маски сброшены. Договоренности “нормандской четверки” показали, что то, о чем мы говорили последний год, оказалось правдой. Сначала выборы на оккупированной территории, амнистия, суды, народная милиция и другие прелести. Потом восстановление контроля над границей. В отдаленной перспективе. Если Путин захочет. И это не касается Крыма. Про Крым там уже и речи не идет. Все это было решено не вчера. Это было вписано в минские соглашения, когда еще шли последние бои возле Дебальцево. Оказались ложью все заявления о том, что изменения к Конституции – это “просто так”, “децентрализация”».

Мнение авторитетных международных обозревателей


Несмотря на то, что оценки результатов переговоров «нормандской четверки» порой полностью противостоят друг другу, большая часть как украинских, так и иностранных экспертов и аналитиков считают, что эти парижские переговоры были малорезультативными.

Так, к примеру, Бернд Ригерт, обозреватель немецкой телерадиокомпании «Deutsche Welle», отмечает, что нельзя говорить о конфликте на Донбассе, не обсуждая параллельно войну в Сирии, а также связанный с ней миграционный кризис в Европе. Причем Ригерт убежден что «все нити в своих руках держит, несомненно, президент России Владимир Путин». Также обозреватель считает, что на встрече в Париже с президентами Франции и Украины, а также с канцлером Германии, Путин проявил себя как искусный тактик. Ригерт подчеркивает следующее: «Он, несомненно, задавал тон. Отправив российские ВВС бомбить оппозиционные группировки в Сирии, Путин обостряет ситуацию в этой охваченной гражданской войной стране и оказывает сильное давление на Запад. На Востоке Украины президент сейчас ведет себя спокойно, однако ясно дает понять, что в любой момент может вновь усилить атаки пророссийских сепаратистов, если это будет входить в его расчеты. У стран Запада и Украины нет значительных рычагов давления на Россию. Санкции Евросоюза и США, конечно, болезненные для России, но они ни в коей мере не пошатнули позиций Путина. На публике Меркель, Олланд и другие отрицают связь сирийской проблемы с украинским кризисом, однако за кулисами дипломаты уже давно обсуждают, как можно достичь в переговорах с Россией своего рода компромисса. Роль России и ее авторитет снова вырастут, а Кремль в ответ пойдет на определенные уступки в очагах кризисов – так могла бы выглядеть формула разрядки. Российская сторона прекрасно понимает, что давление на Европу растет с каждым днем. По мере ухудшения ситуации в Сирии будет расти поток беженцев, направляющихся на Запад. Таков циничный расчет».

Кроме того, обозреватель «Deutsche Welle» отмечает, что «Украине не повезло в том, что ее затянуло в воронку геополитических амбиций Кремля. Москва не допускает быстрой реализации минских договоренностей относительно мирного урегулирования кризиса. Конфликт должен и дальше кипеть на слабом огне, оставаясь залогом в более крупных сражениях за влияние. Украинский Президент чувствует большое давление – как внутриполитическое, так и со стороны своих союзников. Меркель и Олланд еще раз дали ему понять, что Украине тоже следует делать больше для выполнения минского плана».

В свою очередь, Фил Стюарт и Робин Эммот, обозреватели международного агентства Reuters (Великобритания), акцентируют внимание на том, что, согласно мнению ряда западных политиков, нанося авиационные удары по Сирии, Россия может добиваться уступок от Запада в конфликте на Востоке Украине: «...Хотя Дамаск находится в 3 тысячах км южнее Киева, для Владимира Путина Сирия и Украина могут быть двумя фронтами одной войны, цель которой – блокировать евроинтеграцию Украины».

Интересно утверждение обозревателей относительно того, что подобные размышления навряд ли будут высказаны кем-то официально, ведь много чего находится лишь на уровне устных рассуждений и всяческих предположений. Однако же в приватных беседах некоторые высокопоставленные чиновники рассказывали агентству «Reuters», что Владимир Путин может использовать удары в Сирии как способ надавить на Запад, от которого РФ хочет добиться признания аннексированного Крыма частью России, и, в свою очередь, постепенной отмены ощутимых для экономики России санкций. Так, один из представителей ЕС сказал следующее: «Это все та же игра. Вмешательство Путина в Сирии – способ добиться уступок, заставить Запад уйти от темы Крыма, отменить санкции и согласиться на замораживание конфликта на Востоке Украины».

Помимо этого, западные политики очень сильно обеспокоены тем, что страны Евросоюза, традиционно близкие Москве, сейчас могут начать обсуждение темы отмены экономических санкций для РФ, срок действия которых заканчивается в начале следующего года.

В качестве подтверждения данного предположения эксперты приводят высказывания федерального канцлера Германии Ангелы Меркель, отметившей, что гражданскую войну в Сирии можно закончить лишь при помощи России. В подобном аспекте высказался и заместитель Меркель, Зигмар Габриэль, который отметил, что ради сотрудничества с Россией в Сирии можно ослабить режим экономических санкций.

Еще год-полтора назад подобный подход России казался украинским властям абсолютно бесперспективным, но сегодня Запад, «заметно утомленный ситуацией вокруг урегулирования конфликта на Донбассе, не разделяя по сути российского подхода, готов воспринять его в рамках вновь побеждающей реальной политики».

По поводу заседаний «нормандской четверки» стоит отметить, что до конца 2015 года могут состояться переговоры в «нормандском формате» между Украиной, Германией, Францией и Россией в телефонном режиме. Об этом после заседания Кабмина заявил министр иностранных дел Украины Павел Климкин. В частности, Климкин сообщил следующее: «...Мы договорились, что проведем переговоры в формате телеконференции, а потом будем решать, когда будет непосредственно встреча «нормандской четверки». Но вместе с тем Климкин не сумел назвать, когда именно могут состояться такие телефонные переговоры, - до конца нынешнего года либо уже в начале 2016-го. В общем, нам остается только ждать очередного этапа переговоров и надеяться на то, что они все-таки станут результативными...

Анна Воронцова